Оренбург: Караван-Сарай

 

Оренбург: Караван-СарайЦикл моих живописных работ я посвятила теме Караван — Сарай. Почему именно Караван — Сарай?

Караван – Сарай – это понятие сложное, интересное и включает в себя множество значений.

Караван — Сарай – это очень красивое, гармоничное  архитектурное сооружение середины XIX века в Оренбурге, автором проекта которого является петербургский архитектор А.П. Брюллов. Интересна его история.

Название Караван — Сарай дано этому комплексу зданий по причине того, что они должны были служить кровом для путешественников, а также стоянкой для торговых караванов.

В архивных документах Караван — Сарай называют Башкирский Караван — Сарай. Его возведение, инициатором которого был Оренбургский губернатор В.А. Перовский, стало символом единения башкирского народа. Множество людей осуществили пожертвования на строительство Караван – Сарая.

В годы Советской власти этот архитектурный памятник несколько раз менял свое предназначение.

В 1921 году там размещался башкирский педтехникум. Тогда на Караван Сарай поместили вывеску „Дворец просвещения башкирского народа”. Одним из преподавателей русского языка была Мария Николаевна Стефанова. Впоследствии она учила русскому языку моего папу. Она делала это прекрасно, потому что мой отец, не знавший русского языка в детстве, владел им в совершенстве, что позволило ему работать редактором областной молодежной газеты „Комсомольское племя”, а затем стать и собственным корреспондентом газеты „Советская Россия” сначала по Оренбургской области, а затем и по Республике Башкортостан.

Свои воспоминания отец издал в автобиографической книге „Собственный корреспондент „Советской России”, вышедшей в 2008 году, в год папиного 80-летия.

В этой книге папа, рассказывая о прекрасном педагоге Марии Николаевне Стефановой, приводит ее воспоминания о времени преподавания во „Дворце просвещения башкирского народа”:

Ученики этого дворца – в ветхих самотканых чалбарах, голодные, тощие. Ни учебников, ни тетрадей. Писали на газетах…

По четырнадцать – шестнадцать часов пропадала в Караван — Сарае  со „своими башкортами”, как шутили в семье. И усталости не знала…После уроков слабых учеников оставляла…Курай любила слушать…

Меня прямо-таки поражала жадность учеников к знаниям. Это сильно на учителя действовало, подбадривало, поддерживало. На уроке муха пролетит – слышно. Вопьются в тебя глазами, ловят каждое слово. Оставишь слабого после урока – сидит, пыхтит, грызет грамматику. А потом наши робкие, бедно одетые ребята побойчей становились, видишь – он уже в костюме, галстуке, меньше деревенской застенчивости. Заканчивает техникум – его уже не узнаешь.

На книжной полке Марии Николаевны мой папа обратил внимание на сборник стихов и поэм Баязита Бикбая с дарственной надписью: „Многоуважаемой Марии Николаевне Стефановой – учительнице, которая очень много сделала для просвещения башкир моего поколения! С глубокой благодарностью – автор”.

Многих, ставших известными деятелями башкирской литературы, культуры, истории и просвещения из бывших учеников, она помнила поименно:

-В первом выпуске среди 13 человек были Габдулла Амантай, Сагит Агиш. Агиш тоже приезжал как-то в Оренбург, разыскал меня в кассе института, где я в очереди за зарплатой стояла. Обнял при всем народе, как сын мать. Расстроилась я тогда. А вот и его книги с автографами – роман „Фундамент”, сборник „Парни”. В одном из последних выпусков была и будущая писательница Зайнаб Биишева. Стали педагогами Алибаев, Алсынбаев, Сатучин….Да разве перечислешь всех, кто вышел из нашего Караван-Сарая…

Жалко было с техникумом расставаться, когда переводили его в село Темясово Баймакского района Башкирии…Потом много лет в институте преподавала. Но такого удовлетворения от своей профессии, как тогда, в техникуме, уже не получала. Лучшие воспоминания в моей жизни – те 15 лет. Это было какое-то упоение работой, взлет энергии.

Я помню папину учительницу Марию Николаевну.  Папа посещал ее с благодарностью до глубокой старости. В моем детстве мы ходили вместе с папой к ней в гости, и она показывала мне старые пожелтевшие фотографии.

А здание Караван – Сарая функционировало в то время как планетарий. Я часто посещала его с родителями и со своим классом.  И каждый раз он казался мне каким-то загадочным, почти мистическим.

И вот мое последнее посещение Караван-Сарая. Я разглядываю цветные витражи в окнах. Новую роспись потолка отреставрированной мечети:

Слушаю вновь историю создания памятника истории и архитектуры…

В 1837 году начинаются строительные работы. Караван – Сарай строится за городской чертой.Строительство основного корпуса и мечети завершают в 1842 году, а в 1846 г. состоялось открытие Караван – Сарая… Вокруг комплекса, состоящего из основного корпуса, мечети и минарета, был засажен паркплощадью более 5 гектаров …

Я поднимаюсь по каменным ступеням  минарета взбираюсь на площадку, откуда открывается вид на панораму Оренбурга.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Онлайн Сервис поиска авиабилетов и бронирования горящих туров lookatrip.ru © 2008-2018